Сохранившие веру

ПОСЕЛОК ДЕРСУ – СЕРДЦЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ТАЙГИ, ГДЕ ЖИВУТ СТАРОВЕРЫ
Мы остановились на краю деревеньки Дерсу, затерявшейся в глухой тайге, в 60 километрах от села Рощино. День клонился к закату. Завтра суббота, когда у староверов пост, и для них этот день особенный. Еще с обеда топится банька. Она – почти ритуальное действие в субботний день. Нужно успеть до вечерней молитвы окатить себя ушатом воды и попариться. Потом можно и предстать пред Богом, испытать особое наслаждение в единении с Ним. Служение проходит в одном из домов. Но молиться с мирскими староверам нельзя. Непосвященные в веру могут только присутствовать, возносясь в тайной молитве сердца к Богу.
« Место это святое, облюбованное Богом». – говорит наш собеседник.
После молитвы для всех приготовлено угощение. Для мирских всегда под рукою отдельная посуда и отведенное место для трапезы. Все происходит чинно и благопристойно, чтобы не оскорбить Божьего величия.

После ужина Все расходятся по домам. Но в четыре часа утра начнется еще одно молитвенное служение. Оно продлится около четырех часов и закончится к утру, когда еще только чуть-чуть забрезжет рассвет.

У Александра, гостеприимного хозяина дома, в котором мы остановились, как оказалось, в роду есть предки-староверы. Об этом он узнал случайно несколько лет назад, когда в Дерсу приехали староверы.

И, словно чудо или мистика свыше, он соприкоснулся с приверженцами древней православной веры. Купил домик в заброшенной в таежных дебрях деревушке под названием Дерсу. И когда стал разбирать старые вещи, оставшиеся от прежних хозяев, то диву дался. Среди старинных вещичек и почти антикварной утвари нашел даже писания на старославянском языке.

Традиции и верования вызвали его необычайный интерес. И тут, на счастье, такие великолепные соседи, приехавшие из Уругвая.

Александр живет в селе Рощино. Но частенько приезжает на отдых в деревушку. Отдохнув на лоне природы, будто рождаешься заново.
До недавних пор в крае старообрядческих общин не было. Потомки старообрядцев покинули эти живописные места еще во времена насильственной коллективизации. Их подвергали гонениям, и они были вынуждены покинуть землю, которую обживали многие годы.
В деревне Дерсу выросло не одно поколение старообрядцев
В 1905 году здесь основалось селение двумя километрами выше. В нем обитали китайцы и староверы. Село называлось на китайский манер Лаулю. В деревне было около 150 дворов. А сейчас повсюду полуразрушенные дома.

В деревне никакой цивилизации. Даже мобильный телефон вне зоны доступа.

Мы идем по улице. Почти у въезда в деревню полуразрушенное здание почты. Неподалеку некогда находилась начальная школа. А ныне от школы почти ничего не осталось.

Местный житель Василий рассказал:

– Бабка Наталья – одна из коренных староверок. Она никуда не уезжала в годы гонений на веру, перемаялась, оставшись на родной земле. И сейчас ей уже почти восемьдесят четыре года.

– Она человек удивительный, – продолжает староверова тезка Наталья. – Общаться с ней – одно удовольствие. Что ни слово, то золото.

Пообщаться с бабкой Натальей нам не пришлось. В этот день она сильно прихворала и вести беседы не могла.

«Новые» староверы (так называют их в Дерсу), вернувшиеся на свою историческую родину, потихоньку привыкают к приморскому климату, осваивают земли, что когда-то осваивали их предки.

Во времена коллективизации они уехали в Китай. После приезда в Китай бразильского посла и его увещеваний, как-то разом решили отправиться чуть ли не на другой край света – в Южную Америку. Жили в Уругвае. Но удивительным образом сумели сохранить веру и самобытность старообрядческих традиций.

Несколько лет назад вернулись на землю отцов четыре семьи.

И начали обустраиваться заново. Привели в порядок домики и дворики, засадили огороды. Все, за счет чего они живут, выращено и приготовлено их руками. Стол полон разносолов. Гости, приехавшие в деревню, и местные жители могут выменять у староверов вкусные пирожки или уникальную одежду ручной работы. Только товарный обмен, деньги предлагать нельзя.

Александр рассказывает:

– Они готовы помочь всегда. Я помню сезон пахоты и сбора урожая. Помогали мне полоть и окучивать огород. А когда настала пора сбора урожая, собралась вся община. И меня пригласили. Все вместе начали копать картофель на одном огороде, потом на другом. На то,чтобы выкопать картошку на моем огороде, ушло полчаса. Таким образом, на сбор урожая потратили день.


ПО ПУТИ ДОМОЙ



Староверы верны старославянским обычаям, в том числе и когда создают семьи.

Обязательно нужно знать родословную тех, кто собирается сочетаться браком. Выходят замуж рано, едва исполнится тринадцать лет. В пятнадцать лет уже рожают детей. И семьи, как всегда было на Руси, большие. У Агафьи, которая радушно приняла нас в своем доме, семеро детей – пятеро дочерей и двое сыновей.

Любое дело в ее руках спорится. Агафья – великолепная хозяйка. В ее глазах – спокойствие и человеколюбие. Сарафан, как и у всех остальных женщин старообрядческой веры, до полу, с экзотическим вышивками.

Агафья показала узоры, вышитые собственными руками. Вышивание – очень тонкая работа, к которой девушек приучают с малых лет. В доме много салфеток с различными живописными узорами. Хрупкая женщина Агафья оказалась удивительно стойкой. На ее плечах все хозяйство. Муж Петр уехал из деревни обратно в Уругвай. Приходится всё самой: детей растить, внуков воспитывать и землю возделывать.

Вечером нас ожидала банька с березовым веничком и отменной парной, а на утро – в путь. Выехали, когда еще было темно. Отъехали несколько километров по таежной дороге – и вновь мы у моста. Это чудо-строение потрясло нас своей оригинальностью и сложностью конструкции еще по дороге в Дерсу. Этот висячий мост, возвышающийся над рекой, построен из дерева.

Деревушка, не забытая Богом, осталась позади, в таежной глуши. Там почти в первобытных условиях живут староверы. А сколько их, бесхозных и никому не нужных сел с опустошенными полями, где ныне вместо сельхозпродукции кто-то возделывает коноплю. По Приморью полузаброшенных деревень не счесть. Есть такие, в которых всякая жизнь прекратилась – молодежь уехала, старики умирают или никого не осталось в живых.

Но это старообрядческое село вселяет веру в возрождение российской деревни. Староверам помогает вера в Бога. Да поможет она и нам.
НА ЗАМЕТКУ
До 1972 года деревенька, где ныне живут староверы, называлась Лаулю
Латиноамериканские староверы - это потомки тех, кто спасался в 18-19 веках от религиозных преследований российского государства в Сибири и на Дальнем Востоке
В соответствии с установленными у старообрядцев канонами, женщина должна иметь столько детей, сколько ей "Бог даст"
Староверы в этом регионе в большинстве своем принадлежат к особому направлению в старообрядчестве - к так называемым часовенным, переходным между поповцами и беспоповцами.
Несмотря на то, что староверы - люди очень скрытные, но, как сами то отмечали, очень хорошо относятся к журналиста
В быту широко используют современную технику: трактора, холодильники, стиральные и швейные машины. А вот смотреть телевизор, посещать кинотеатры, читать светскую литературу, пользоваться интернетом строго запрещено.
Made on
Tilda